Сказка о Малыше

 

рагдай и ниссан в салонеНоворожденный

Малыш родился белоснежным, с черными глазами, красивый, как новорожденный нерпенок. Это был породистый зверь — большой, мордастый и сильный, но это он понял, только когда попал «к своим» — в семью, где было много однофамильцев, и практически все они были ниже его ростом и не такими могучими в плечах.
Как только Малыш понял, что он отличается от родных, он сразу начал мечтать о своем будущем. Соседка справа, проворная миниатюрная Жука, постоянно говорила что-то о гламурных бьюти-поездках, деловые мужчины слева и сзади четко знали себе цену и точно знали, какие гаражи и СТО их удовлетворят…
В общем-то, было немного скучно. Но у самого входа в их временный дом поселили черного огромного соседа, возле которого поставили палатку, а сам он зачем-то стоял на березовых огромных пнях – смотрелось брутально и завораживающе, и мечталось вот так же, непонятно куда, главное, не по асфальту…
Малыш был совсем еще несмышленышем, и даже не подозревал, что ему дали такое имя, что обычная судьба машин ему уже не светит.

Да, Малыш был машиной. А звали его Патфайндером, и фамилия его семьи значилась Ниссан – большими буквами на салоне, где они ждали своих будущих хозяев.
Малыш часто с волнением смотрел на тех, кто подходил к нему, открывал его двери, садился внутрь. А, может, это именно ОН, тот самый, один и на всю жизнь? Это были разные люди – серьезные мужчины и немного уставшие женщины, они приходили, приценивались и уходили, а Малыш все ждал.

Ребенок

слингомать и малышОднажды в большом гулком салоне стало шумно – сквозь стеклянную дверь, толкаясь и переговариваясь, зашло сразу много людей, и они были разного размера, в рюкзаках, у женщины в рюкзачке даже сидел еще один человечек, совсем малыш. Человеческая семья. Папа, мама и 4 детей, понял Малыш. Ух, как интересно!
Мама подошла к креслам, усадила детей и вынула младшего из своего рюкзака-слинга. Мальчик оказался беленьким, как и Малыш, и он ни в какую не желал оставаться на кресле, шустро сполз на пол и …пополз прямо к Патфайндеру.
Встал возле него и внимательно посмотрел ему в глаза.
Так Малыш впервые увидел Ребенка.
«Рагдай, — позвала Мама мальчика к другой машине, которую осматривал Папа, — смотри какая машинка, вот это колесики так колесики!»
Но Рагдай, а именно так звали ползунка, не отрывал восхищенный взгляд от Малыша. Он начал подниматься на ножки и ходить вдоль бампера, уверенно перебирая малюсенькими сандаликами.
Малыш заволновался, ребенок показался ему хрупким, и вдруг он почувствовал, как мальчишка… заползает под него! Вот это да, такого еще в его жизни не было! Мальчишка пыхтел и что-то изучал, трогал шины и даже что-то пытался лизнуть, когда Мама начала вытаскивать сопротивляющегося исследователя из-под машины. Вытащила и ахнула – на голове у Рагдая оказалась первородная смазка Патфайндера – черное густое машинное масло …
Два малыша – Машина и Ребенок – побратались, незаметно для всех.
Мама унесла Рагдая мыться, но даже двойная порция мыла не справилась с меткой. Со свежевымытым Рагдаем и остальными детками она вернулась к Малышу и сказала старшей:
– Смотри,Эя, написано – Pathfinder. Знаешь, что означает?
– Патфайндер? — спроисла девочка лет восьми, — А на каком это языке?
– С английского переводится как «Следопыт». Path – тропа, finder – тот, кто находит.
Вот пойдешь в школу скоро во второй класс, начнете английский учить, а ты уже знаешь такое слово! Следопыт – это тот, кто первый находит новые дороги…

пассажирыПодошел Папа.
– Учитывая, что там, где живем мы, дорог в помине нет, очень подходящее имя для члена семьи!
Малышу явно начинала нравиться эта семья.
– Андрей, давайте все залезем, – предложила Мама, — посмотрим, какой он внутри.
Папа сел за руль, мама с Рагдаем –за ним, а еще трое ребят поместились на третьем ряду.
Впервые Малыш почувствовал себя таким… заполненным.
Папа с Мамой были в восторге, как широко он распахивал свои двери. «Прямо, как наш холодильник!”
Дети ползали и прыгали по Малышу, Папа сосредоточенно изучал панель, Мама проверяла удобство подстаканников и полочек, а Малыш уже хотел их куда-нибудь отвести.
К машине подошел консультант.
– Добрый день, чем могу помочь?
– Доброго, нам нужен полноприводный внедорожник на большую семью.
У нас сейчас автопробег в поддержку многодетных, едем с Черного моря на Байкал и обратно. Вчера наша тойота таун-айс умерла под Воронежем.
– Вот это да! Какие у вас приключения! Ну что же, вы делаете правильный выбор — этот Ниссан — то, что вам нужно, 7 мест, 4wd, этого года. Это последний Патфайндер, вчера купили такой же черный.
– Для нас самое важное, чтобы все помещались.
– Знаете, тут три ряда, детям будет удобно. А вообще, вы исполняете мою мечту, всю жизнь хотел вот так рвануть на Байкал…
Значит, эта семья едет в такие края, о которых мечтают? Вот это да! Малыш повезет их! Он тоже хочет увидеть Байкал, что бы это ни было…

ава черноморьяСемья
Потом было несколько томительных дней ожидания. Андрей, папа семьи, круглые сутки считал и пересчитывал, как сломанный калькулятор, звонил, уточнял, связывался с друзьями и, наконец, принял решение. Покупать. Свою первую машину с салона. Принять в семью еще одного члена семьи — Малыша.
Начали оформлять документы, а еще для Малыша в салоне подарили специально для автопробега особую одежду – наклейки на оба борта с названиями городов, через которые ему предстояло проехать.

Это был очень торжественный момент, когда к Малышу снова пришла вся семья, он уже ждал их. Все с ним поздоровались, а потом детей с мамой увезли в океанариум на другом Ниссане, за чем немного ревниво наблюдал Малыш, а Андрей остался и одевал Малыша в новую одежду.

Внимательно и не спеша, он гладил бока Малыша, и машина чувствовала ласку и принадлежность. Теперь он был членом семьи. Он чувствовал себя частью большого. И еще ему не терпелось, наконец, поехать вперед, с настоящим хозяином за рулем, с его рулевым!

В Воронеже большую семью с 4 маленькими детьми, микроавтобус которой сломался очень далеко от дома под незнакомым городом, приютила на целых 10 дней в свою квартиру пожилая пара, друзей друзей, добрейшие люди. Это было непростое время для всей семьи, детям из небольшой деревушки было непривычно в маленькой квартире в центре города, практически все вещи остались в микроавтобусе, который стоял на ремонте и скорому выздоровлению не подлежал, но тяжелее всего приходилось папе – ведь в семье работал он один, а Ниссан Патфайндер стоил почти два миллиона рублей. А это кредит на пять лет.
Да, семья Андрея Асташко планировала в будущем покупать новый автомобиль, но не так спонтанно и форс-мажорно. И, как потом узнал от самих хозяев Малыш, а ведь он все слышал, он очень чутко прислушивался к разговорам в салоне, Андрей, на самом деле, не очень-то хотел ехать на старом микроавтобусе в такой дальний путь, но вариантов не видел.
Малыш узнал, что его новая семья была очень привязана к старой машине, они уважительно называли его Ханом, хвалили за то, как в нем просторно и явно скучали по нему – двухлетний мальчик Добрынька постоянно напоминал папе с мамой “Это не наша машина! Наша другая!” и им снова и снова приходилось ему объяснять, что теперь у них новая машина, так как старая сломалась и ее надо чинить…Только через недели две постоянного пути Добрынька признал Малыша за “нашу машину”.
На следующий день после покупки Малыш приехал к своему предшественнику. Ниссан протащил Тойоту на веревке через пол-города к месту, где микроавтобус дождется нового сердца. Бывалый седой таунайс с остановившимся двигателем печально попрощался с Асташко, все вещи перегрузили в новую машину, и тут Малыш осознал, как мало, на самом деле, в нем места. Бесконечные сумки, рюкзаки, пакеты и даже горшок заполнили все свободное пространство.
Младший мальчишка сидел у мамы на руках и пол-дороги спал, Добрыня – в автокресле, а на третьем ряду посреди сумок были пристегнуты фэстами Эя и Джамил. “Ну надо же, — думал Малыш, ведь я такой большой, как же так получилось, что им во мне тесно?”. Дети засыпали в нем в самых немыслимых позах. А он все чувствовал, что как-то перед ними виноват, что им неудобно спать…

Путь Следопыта
анри и рагдай за рулемПервым городом, куда поехал Малыш, была Самара. Первые три-пять тысяч километров для юной машины – это всегда обкатка. Надо двигаться осторожно, нельзя перенапрягаться, ты только-только начинаешь чувствовать свое тело и своего рулевого, учишься синергии, а ведь так хочется на свободе побегать во всю мощь молодого тела! Как сложно держать себя в равновесии, особенно, когда в ушах играет такая музыка, как 25-17 или “Грот”, которую постоянно слушал Андрей, чередуя с более спокойными аудиокнигами и сказками для детей. Дети слушали “Папа, мама, 8 детей и грузовик”, так Малыш понял, что его семья еще не самая многочисленная.
Они встречались с большими семьями. Некоторые были чуть меньше чем их, некоторые – больше, и все они были дружные и интересные, иначе зачем бы Андрей и Зифа брали у многодетных родителей интервью?
Города мелькали. Самара,Уфа, Сибай, прекрасный Урал с красивейшим озером Тургояк, зауральские степи с звенящим кузнечиками ковылем на Аркаиме, а затем — Сибирские просторы. Малыш окреп, возмужал, ему нравилось рвать пространство своей серьезной квадратной мордой, так, чтобы на 160 километрах в час вибрировать в пространстве особым образом.
Впервые, когда он почувствовал гул ветра на большой скорости, он обрел радость полета. О, эти ни на что не похожие ощущения воздуха, разрывающего все, забирающегося в самые дальние уголки внутренностей, резкого, холодного, но при этом – четкость движения, крепость ног и ощущение мощи, возможности пойти дальше, если понадобится…
Было лето, и была жара, и тогда Малыш создавал особый прохладный микроклимат для путешественников. Особенно это понравилось стареньким родителям Зифы, Джону и Римме, которые съездили с внуками на Аркаим. Малыш вез их бережно – ни каждый день возишь целых два поколения многодетных семей! В Сибае, у дедушки, Малыша впервые купали всей семьей. С белоснежной эмали оказалось чертовски сложно отмывать грязь, особенно, насекомых, но Малышу было очень приятно такое внимание, он посвежел и похорошел.

А потом в Сибири, в Сургуте, они подцепили дожди, и Малыш вез ливни на хвосте до самого Байкала и обратно… В Сибири было сложно – ремонтные никакие дороги оставляли желать лучшего, но самое сложное было, что комары и мошки забивали глаза Малышу, на полной скорости врезаясь в лицо следопыту, мешали видеть, изматывали своей надоедливой вездесущностью… А кругом тайга, и сосны, и кедры, и огромные реки, и болота, и вообще, кажется, все бесконечно, как в космосе…
В Сургуте Асташко познакомились с многодетным папой Андреем Гулаком, он в дорогу испек им хлеб, а еще поделился своим автобоксом, небольшим таким багажником на крышу!
Наконец-то дети вздохнули свободнее, ведь уйма вещей перекочевала наверх, и стало гораздо удобнее высыпаться. А у Малыша появилась классный серый рюкзак.
малыш грязнуляВ Новосибирск с Сургута Малыш ехал без остановки 24 часа. Две тысячи километров. Было тяжело, но он справился. Он покрылся таким слоем пыли и грязи, что на нем можно было рисовать, что все с удовольствием и сделали.
Отмыли его уже только в Юрге, куда семья приехала на подольше – это Родина Андрея. Тут семья стала жить у брата Максима в деревушке Проскоково в Кемеровской области, откуда глава семьи почти каждый день уезжал на работу в костюме за 20 км в офис ЮГС, где руководил работой веб-студии. Очень часто все вместе они ездили к Бабушке Томе, у которой тоже была машина, и иногда они стояли бок о бок друг с другом и рассказывали всякие истории.
Дети и мама отдыхали. Младший уверенно ходил, дети играли во дворе и дома, возились с огородом, короче, ловили лето за хвост. Почти у всех мальчишек справили дни рождения=)
У Малыша были удивительные приключения.
На один из дней рождения дети поехали в Новосибирск в цирк, а на следующий родители подарили детям авиашоу.
Малыш никогда не видел самолетов. Он-то думал, что это он летает на трассе! А тут он сам, своим огромными глазами, видел, как небо с дикой скоростью пронзают истребители, как медленно танцуют вальс вертолеты, как рисуют сердца “Русские витязи”, как одновременно две пары самолетов синхронно плывут в небесах… Невероятная грация и сила! Захватывающе!
Но и он мог ошеломительно много! Как он здорово вывез тогда свою семью с той безумной пробки, которая образовалась под конец авиашоу! Машины стояли километрами, везде, не только на трассе, но и просто в поле… А как классно было рассекать желтое море травы, вывозя по бездорожью, не страшась ям и рытвин, в которых застревали менее выносливые “лошадки”.

А потом был Байкал.
Тот самый таинственный Байкал, к которому стремилась семья, как к чему-то священному…

“ Не знал, что на небесах никуда без этого? Пойми, на небесах только и говорят, что о море. Как оно бесконечно прекрасно… О закате, который они видели… О том, как солнце, погружаясь в волны, стало алым как кровь. И почувствовали, что море впитало энергию светила в себя, и солнце было укрощено, и огонь уже догорал в глубине. А ты?.. Что ты им скажешь? Ведь ты ни разу не был на море. Там наверху тебя окрестят лохом…”
“Достучаться до небес”, Малыш слышал эти слова из песни 25-17.

20140722-172643-62803813.jpg
Малыш уже знал, что из-за этого фильма Зифа когда-то очень давно взяла и уехала с Урала на море и осталась там жить, где и познакомилась с сибиряком Андреем. И что давно мечтала побывать на Байкале. И вот они едут к морю – пресному огромному Байкалу, могучему и прекрасному.
Они доехали до него рано утром, на рассвете, когда солнце рождалось на горизонте древнего озера, появляясь стремительно, окрашивая пространство в живительные цвета…
Спокойный и мощный, необозримый и вечный.

 

Detishnik Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Facebook Comments

G+ Comments