Дом, в котором живет Жизнь

Свинарник. Тотальный бардак. Вечный хаос. Творческий беспорядок. Разгром (продолжите в комментариях).

Это все про дом, в котором есть жизнь.

Это боль и чувство вины ЛЮБОЙ мамы.

И решают все это по-разному.

Вплоть до того, что некоторые предпочитают вообще никакого дома не иметь, а путешествовать из отеля в отель, с прислугой, занося в списки достижений десятки стран, в которых побывал с маленькими детьми, которые все равно ничего толком не запомнили…

Совсем почти без всяких завистливых камней в чужие огороды, потому что сама такая была. Пока не заметила у детей тревожного «гостиничного синдрома» и не поняла, что пора мечтать дом.

«Гостиничный синдром» (мое сугубо личное название, не претендующее ни на что, кроме места в моей картине мира) — это когда не запоминаешь людей и новых друзей, даже их имена через неделю стираются из памяти, если отдельно это не зафиксировал в сетях, а смысл помнить, все равно ты их больше не увидишь, и в результате, не заводишь каких-либо более-менее глубоких отношений, скользишь по поверхностному «какие мы все милые». И в первую очередь гостиничным синдромом заболевают дети.

Так вот, возвращаясь к наболевшему, про бардак в доме.

Заходя в гости к любой маме, у которой уже малыш, а чаще, дети, выросли достаточно для самостоятельного познания границ, я чувствую стеснение и, о Боги, стыд женщины за свое жилье. Умело или не очень заставленный юмором и извинениями. Она может быть продвинутым психологом, йогиней и офигительным инста-блоггером, ведьмой, в конце концов, но ей все равно неудобно за то, как тут и там, а то и везде проглядывает подноготоная, исподнее, читай, настоящее ее пространства.

А я часто бываю у самых разных матерей в их доме, профессия у меня такая…

И вот я и наши пятеро. Сельский дом, печка, дрова, грязь со двора, кочующая в дом.

Дома всегда полный бардак. Кроме пары часов непосредственно после уборки. И ведь с беспорядком нельзя смиряться, эта война за более-менее сносный интерфейс идет годами, веками, поколениями.

Дети любят играть в структурированном убранном пространстве, там еще интересно все трансформировать по-своему, там еще нет тотального того самого, поэтому это пресловутое структурированное пространство надо же откуда-то маме рожать. Из последих сил. Скажите мне, что есть мамы, которые реально тащатся от этого процесса, и давайте вместе посмеемся. Оргазмические роды? Не, не слышали…

Вчера мы, мужем смотрели вечером кино. Дети знали, что их ждет мульт после нас и стимулированно нас почти не докапывали в процессе «окультуривания».

Потом они пошли смотреть свое, а я пошла туда, в тот самый тотальный.

На полу неровным слоем были раскиданы нехудожественно порепанные картонки, бывшие книжки, на покрывале вперемешку колесики и машинки, отдельно, ну и так далее, типично.

И знаете, что меня вдруг удивило?

Нет, не новые «шедевры» на стенах или начинающийся пожар.

Меня поразила моя реакция. Мне впервые жизни не было ни досадно, ни гневливо, ни устало…

Мне стало необычно, забавно тепло от созерцания того, что в моем доме очень активно живет Жизнь. На все сто. На все стопицот, если позволите.

Я почувствовала удовлетворение. Нежданно-негаданно.

Это как видеть рубашку сына, которую ты помнишь новой, спустя время в дырках, невероятных порезах, короче, на все сто исполнившей свое предназначение.

Все, дорогая рубашка, я тебя в последний раз постирала и высушила, тебя носили два моих ребенка несколько лет подряд, и теперь ты у меня пойдешь или в огонь, или папе в мастерскую на тряпье, все, рубашка, освобождение, Мокша, ты сделала все, что смогла, все, для чего тебя предназначили.

Раньше я типично реагировала на пятна и дырки на одежде моих лесных древолазов, глинолепов, сельских жителей — я расстраивалась, хваталась за голову, пятновыводитель и иголку с ниткой, спасая все, что еще можно спасти. Теперь у меня включилось уважение к этому процессу. Эти вещи, чаще всего, и так пришли к нам second hand, так чего же я хочу? Бессмертия?

Да, есть вещи на выход, и их просто надо успеть вовремя снять с детей, если хочешь, чтобы в следующий раз на выход все еще было что надеть=))

В основе, это все травматичные отголоски моего детства и детства моих родителей и так далее, когда просто не было столько вещей. Но это не про нашу с вами сегодня реальность. У нашего поколения детей и людей иная проблема — они просто не успевают снашивать.

А теперь о немного другом ракурсе того же.

Я разговариваю с многодетной мамой. У нее трое подряд, она кормит, и она еще и работает. Естестсвенно, в основном не особо выходя из дома, но периодически, конечно, спасается и вылазками в люди. Короче, прямо как я, и миллион других матерей.

А трое детей — это вам не три высших. Это твоя кровь, плоть, зубы, ногти, волосы, и сердце-сердце-сердце… И твое тело для них — тот же дом. которого можно стесняться или которым можно любоваться — ведь в нем живет Жизнь!

И вот эта многомама, юморная активная женщина, вздыхает про свой вес, про свое самочувствие и иногда мило, стесняясь, хвастается впервые за три года сделанным у подружки маникюром. А я смотрю на нее и чувствую тепло от того, что жизнь ею удовлетворена. Что жизнь в ней бьет ключом, хотя сама мама падает к вечеру с ног от таких «массажей» жизни…

Можно, и даже, наверное, нужно, «флайледить» и «конмарить» и всяко-разно еще убиваться по порядку и стерильности дома, так или иначе вводя это в культ, или оставить более щадящий вариант остаточного погружения во все эти системы «делай хоть что-то». Можно, как в кино, казаться идеальной домохозяйкой. Взвинчивая себя до самоказни каждый раз лицезрея свой дом, в котором всего-то живет Жизнь.
Наверняка у кого-то даже получается с детьми жить в тотальном порядке, я не буду спорить. Мы тоже и делегируем, и распределяем обязанности и всяко-разно еще выживаем как можем, сегодня не про это.

Я вообще призываю не сравнивать, отсюда все зло…
Можно «фитоняшить» и не сходя с родового кресла начинать «приводить себя в форму». Чтобы потом обязательно выложить в инстаграмме фоточку плоского животика и тем повергнув в клоаки сомнений матерей, которые обрели свои женские формы.

«Как так, Зифа, — говорит мне бывшая множественная чемпионка по фитнесу, мама трехлетки, — как так вот эта инстамама погодок качается в зале и все у нее нормально с тазовым дном, и так далее? А мне просто не хочется больше зала, как отрубило, хочется мягкости, йоги… Что со мной не так?»

Все с тобой так. Кроме того, что ты сомневаешься в себе. Сравнивая себя с кем-то.

Твое тело, твой дом, твоя жизнь, в них сейчас кипит жизнь, пузырьки хаотично поднимаются, много шума, за которым так сложно что-то понять.

Но представь свой дом через 20 лет.

Ты с утра заправила постель — и никто за весь день в нее не заберется с ногами и не накрошит тебе туда деталек лего впремешку с картами и мандариновыми кожурками. Даже пол надо будет протирать, о божечки, от пыли, а не от кашек-какашек-бананов-красок! Да-да, так будет, поверь мне, они вырастут и своими большими ногами уйдут кипятить свою собственную Жизнь, продолжая тебя в вечность…

И твой дом будет тих и убран…

Пока в твой дом не ворвется Жизнь под названием внуки или ты сама не начнешь принимать это лекарство дозированно, выезжая к ним.

А пока что — наслаждайся.

Наслаждайся своим мягким, постоянно меняющимся телом.

Наслаждайся своим живым, как ходячий замок Лапута, домом.

Наслаждайся этим временем, когда все по-настоящему, в настоящем моменте…

И тогда найдутся силы и на то, чтобы взглянуть на дом иначе и даже вовремя его расхламить, и на то, чтобы взглянуть на себя с любовью, чтобы собой, роднуленькой такой, заняться, слепить из себя, такой мягкой, что хошь.

Из радости. Из тепла. Из удовлетворения.

 

Detishnik Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Facebook Comments

G+ Comments