Роды были просто мечта

Закрывала прекрасные домашние роды первенца.
Мама рожала с мужем, готовым подорваться в любой момент в роддом, с очень молчаливой акушеркой и близкой беременной подругой-наставницей, у которой проходила обучение.
Подруга играла на поющих чашах, пела мантры, смотрела роженице в глаза, осыпала новорожденную маму лепестками роз, и всячески поддерживала.Немного не хватало информационной поддержки от молчаливой акушерки.

Немного мешала реакция мужа перед самым концом на вздох «устала».

Невероятная волна любви и окситоцина нахлынула на женщину, когда она руками почувствовала близость рождения головки: не где-то там, а вот, совсем, почти!

Роды были просто мечта.

Что же тут закрывать? — спросите вы.

Через месяц после своих чудесных родов молодая мама узнала, что ее подруга, та, что так трепетно помогала ей в родах, родила, но с малышом все плохо. Она перестала общаться с кем бы то ни было и ушла из наставничества. Для нашей героини это стало драмой, чувство вины, потеря, брошенность…

Я видела, что она ищет в моей фигуре замену того образа. И я собирала и собирала ее тело и душу, чутко реагировавшие на все: на ладки, на прогревание, на отжигание, веники, скрабы, силу Трав и конечно, замки.

Мы перелопатили с ней огромный пласт жизни: от сложностей с зачатием и поиска самореализации до отношений с мужем, братом, отцом… так или иначе, в теле всему нашлось отражение. Да так, что нога в бане порой не сгибалась.

Старший любимый брат, целитель, внесший немалую лепту в зачатие племянника, неожиданно абстрагировался от сестры, и снова брошенность… Все мы после родов так или иначе чувствовали социальную изоляцию, но тут получилось от самых-самых. Жестко.

Для закрытия вся семья с мужем, малышом, бабушкой и мной выехала в подмосковную деревушку, на дачную баньку, где во вполне спартанских условиях я и закрывала маму. Супруг и бабушка приносили-уносили малыша, а мы могли погрузиться в процесс.

Сама мама родом с Сибири, долго жила на юге, на Кубани, где так и не смогла приехать ко мне на процессы, а сейчас обитает в столице.

Солнце порадовало: после жаркой баньки она по-сибирски обтерлась снегом и стояла босиком на траве, под неожиданно теплым южным ветром и солнечные лучи ласкали ее, помогая отпустить все, что должно уйти, через босые ножки в мать Сыру землю.

Парила я и ее, и сынульку, дубовыми кубанскими вениками от деда, малыш впервые был в бане и для него это тоже было про переход.

Замки дались непросто: переломы да травмы сказывались, но она таки глубоко расслабилась, а на следующий день после закрытия ушел отек от бурсита колена. Как бонус)

И знаете, я вижу, как повзрослела она, как всего за один день работы человек, осознав так много про свою боль, смог расставить в душе по полочкам важные для себя ценности, как практически по Конмари, она с благодарностью избавилась от ненужного хлама.

После того, как мы возвращаем себе все прежде отвергнутые части самих себя, наше проживание жизни становится богаче: 
внутри себя и внутри своего мира мы чувствуем себя «дома». 

Ирвин Ялом

Detishnik Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Facebook Comments

G+ Comments