Шесть дней ада в лабиринтах

Есть истории родов проживания процесса, и им радуешься и торжествуешь с мамой, а есть истории преодоления, и тогда маме нужна поддержка, сострадание и, как правило, закрытие родов.

Давеча закрывала роды у прекрасной мамы двух сыновей. С малышом и парой мы уже были знакомы: я ребозила беременный животик и ребята пришли учиться ребозо-массажу на весенний ребозо пати.

Пластичная, поющая, в хорошем контакте со своим телом и с разорванными связями со временем, мама вообще не жаловалась на роды, а закрыть хотела шесть дней ада после.

Роды прошли в роддоме, как и первые, увы, без доулы, в отличии от первых, максимально естественно.

Но.

Шесть дней разлуки с малышом, которого отправили в реанимацию на дохаживание: не до конца раскрылись легкие.

Мать после родов. Мы так устроены, нам жизненно необходимо прижимать к груди, тетешкать, нюхать, ощущать. Мы зависим от этого. Наши эмоции, наши гормоны — только в тесном контакте, кожа-к-коже.

Это любовь.
Она так работает, обнимая.

Голове не прикажешь, можно объяснить что угодно как угодно, но Тело, Сердце и Разум впадут в раздрай.

Это древнее неокортекса.
Нет малыша = потеря.

Шесть дней в послеродовом сыром состоянии, шесть дней мотаний с застывшим криком в груди, с сумками, по лабиринтам этажей, где раздевалка на одном этаже, туалет один на все здание, и ты наматываешь километры нервов на крепко стиснутые зубы.

А дома все по-прежнему: любимый, старший сынок, все вообще точно также, как будто и нет никакого малыша и не было!!

А он есть там. Один. Без тебя…

Цедить. Приносить. Шептать «осталось пять дней, четыре, три»…

Обнимать нельзя.
Брать нельзя.
Метод Кенгуру?
Не, не слышали.

Она нашла гениальный выход — она пела ему. Обнимала голосом.

У них удивительное чувствованием друг друга в пространстве. И с ГВ все чудесно.

Эта чудесная мама поет все время. Пела в парилке, Гаятри-мантру Девы Премал, и я с ней вместе, пела на размытии рук, пела как дышала…

А на замках она блаженно спала.
И была такая тишина, что я ушла на цыпочках…

Я закрывала ее сразу после семинара с Анхелиной, после чести ставить замки с ней рука об руку, после ее тишины, как бывает после встречи с дельфинами, и все изменилось…

Мне родное сердце Настенка подарила новое платье, и я надела его как на праздник на закрытие этой мамы, которая побывала в аду и вернулась жить.

И петь.

Detishnik Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Facebook Comments

G+ Comments