И пусть наши дети и дети наших детей никогда не узнают войны

«Долгое-долгое детство».
«Радость нашего дома».

Это все повести Мустая Карима, на которых мы росли, в тогда еще Башкирской АССР.
Да. Я из 80-х.

Фильм «Сестренка», снятый на башкирском и русском языках по «Радости нашего дома» удивительно красиво передает природу Урала.

Такие родные Белорецкие розовые скалы, мощные горные реки, суровая снежная зима, пещеры и луга…

И на этом фоне — маленькие дети и Большая Война. Главные актеры не играют, они реально проживают сильные события и чувства: ненависть, надежду, раскаяние, горе, страх, радость, любовь…

Фильм вышел совсем недавно, я посмотрела его с детьми на одном дыхании, со слезами на глазах.

Да, дорогие, фильм хоть и детский, но плачут взрослые…

Не буду спойлерить и пересказывать фильм, пусть каждый его проживет по-своему.

Но я бы хотела немного рассказать, что поднял во мне этот прекрасный фильм, снятый для детей, о детях.

Повести Мустая Карима мы проходили в школе.
Тогда я впервые узнала, что кэндэкей — это по-башкирски повитуха, «пупочная бабка».

И только годы спустя, когда я сама стала повитухой, я узнала, что моя бабушка, жившая в те же годы, тоже была кэндэкей, и все это стремление к домашним родам, повивальное дело, забота о женщинах — это во мне говорит ее кровь.

Одна на несколько деревень, она проходила пешком с маленьким моим папой, а до этого с другими детками, порой по 25-40 км, чтобы успеть на роды или отродки. За десяток яиц, за кусок ткани.

Когда дедушка Мирзоахмет Мусин вернулся с войны, бабушка доэний Таржимя Нургалиевна была самая счастливая на свете, потому что дедушка вернулся с той страшной войны. Возвращали только раненных, контуженных инвалидов, и это было огромное счастье — на всю деревню было всего несколько мужчин…

Деревенский быт даже для привычных женщин — дело тяжелое, а в годы войны, да с малышами на руках, да единственной акушеркой на всю округу — это было такое же геройство, как и подвиги на фронте.

Дедушку тут же поставили управленцем, больше некому было, а потом успели и репрессировать, после войны, за то что сумел излишества зерна, которые остались, распределить между сельчанами. Благодаря дедушке Мирзоахмету в селе Урьяды и в селе Кужяка (где папа наш Джон Мирзоахметович и родился, дома, как и его братья и сестры) никто от голода не умер.

А годы были страшные, в фильме не показано, на самом деле, как голодали в тылу дети, женщины и старики, и все это изобилие на столе, с чак-чаком и бишбармаком, я все же поставила бы под сомнение…

Мой папа, рожденный в 1945 в Татарской АССР, соседней с Башкирией, все детство проходил босиком либо в лаптях из бересты, который плел дедушка, о существовании такой роскошной обуви и даже трусов, как в фильме, дети в этих деревнях просто не знали. Но я не критикую, просто в фильме слегка приукрасили быт, и это, возможно, только мне и бросилось в глаза…

На дедушку тогда донесли. И машина-воронок НКВД дедушку нашего увезли в Мензелинск в тюрьму.

Бабушка, беременная нашим папой и с маленьким Лероном на телегах доехала до Мензелинского Военкомата, пожаловалась военкому (фронтовику, тоже инвалиду), спасибо большое и низкий ему поклон, он спас нашего дедушку Мирзаахмета.

Дедушку он и вытащил из тюрьмы и спас его, и научил его, чтобы тот больше не совался не куда, а молчал как рыба в воде. Его лишили всех привилегий инвалида и ветерана войны, зато вернули домой..

Дедушка был спасён, благодаря бабушке…
Царство им Небесное и пусть земля им будет пухом.
Поклон земной за всю ту силу, что наше поколение несет в своих жилах.

Дедушка был голубоглаз и белокож.
Как его сын Джон, которого он назвал так в честь армейского друга-союзника.
Как его правнук Рагдай, мой сын, которому сейчас шесть.

Как и главному герою фильма «Сестренка»…

Поразительно, как много в памяти нашей крови того времени, с его испытаниями, радостями и горем…

И пусть наши дети и дети наших детей никогда не узнают войны.

Detishnik Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Facebook Comments

G+ Comments