Для тех, кто хочет переехать в деревню

«Для тех, кто хочет переехать в деревню» — статья далеко не первой свежести, написана в 2014 году, но актуальна сейчас в эти смутные дни как никогда.

Мы оказались весьма подготовлены к самоизоляции, потому что мы в ней и так живем 10 год.

За это время мы не только родили здесь, на своей земле, троих младших сыновей, но подняли с минуса маленький, но такой полезный семейный проект Мамин КИТ
Без нянь, бабушек и детсадов.

Мы видели, как приезжают и уезжают десятки, сотни людей.
И для многих мы какие-то упертые фрики, для других герои.
А мы просто люди, сделавшие свой выбор.

Я считаю, что это роскошь — жить по сердцу, жить в глуши.

Понаприехавшие в умирающие деревни молодые семьи делятся на две категории: фантики и упертые.

Фантики первые год-два, как правило, разводят бурную деятельность, а потом их сносит ветром, как фантики от конфет.

Чаще всего они же и фанатики, яростные сыроеды, благостные анастосы, просто не вполне адекватные люди.

Ибо, неожиданно для деревни, работы-то нет, подножным кормом, ну надо же, не прокормишься и никому ты не сдался, такой просветлённый.

А если малыш появляется, так и вовсе грустно становится, в этом глухом месте, без удобств так совсем тоска.

Первый показатель, что ребята переходят в категорию «упертые» , это как минимум через 3 года — они упорно делают свое дело и улучшают жильё.

Учитывая, что большинство переезжают в старые саманные дома, простора для творчества здесь хоть отбавляй, хочешь, строй круглый дом, хочешь, теплицы, хочешь, расширяй, что есть.

Первые годы тут прошли как в тумане, какая-то смесь огромной любви, малышей и бесконечного апокалипсиса, без машины, связи, с перебоями воды, света, без нормальных дорог…

Но первым делом мой золотой муж провел водопровод и сделал удобную кухню.

Первые два года мы жили в инфоблокаде, без сотовой связи, без связи вообще, потом с дорогущим спутниковым инетом, теперь с усилителем МТС.

Первый инет-бизнес организовал отсюда Андрей, он же научил этому ближайших упертых.

Сейчас с Хамкетинской, где не наберется и 400 жителей, и то большинство старики, ведется минимум три успешных онлайн проекта.

Даже сейчас, в жесткий кубанский карантин, когда не работает почта, не ходит автобус и люди без авто чувствуют себя в реальной ловушке.

С наших сольных родов здесь началась эпоха вольных родов, и множество малышей, чьи родители готовились к этому осознанно, рождены дома, и это стало нормой.

Есть Инет, какой никакой — есть возможность творить.

То есть, работа есть. Любимая, и на себя.

Когда меня спрашивают, зачем мы выбрали это суровое место для жизни, у меня очень странные аргументы.

То, что не купишь — настоящая роскошь.
Тишина, воздух, воля. И звезды, размером с кулак, которые светят тебе прямо в окно…

Можно купить воду — и мы, кстати, покупаем, в засуху, бочками.

Можно купить землю — у нас, ни разу неогородников, ее гораздо больше, чем надо, и дети бегают босиком большую часть года.

Можно купить дрова для огня — мы топим печь не для атмосферы, а чтобы согреться.

Можно взять собаку, как мы взяли из приют нашу Лу несколько лет назад — и не гонять больше самим охамевших хамкетинских соседских баранов с коровами, которые тут ломают ограды и прыгают через заборы в поисках травы. Видели коров-прыгунов? Не-за-бы-ва-е-мо.

Можно купить много чего, но сложно купить тишину, небо и невмешательство. А в деревне, если ты не мешаешь жить соседям, никто не помешает тебе. Сплетни, стукачество и слухи — это отдельная тема, увы, народ не умеет не перемалывать косточки за спиной, когда своя жизнь сера и скучна, это такая деревенская данность.

Однажды мы, может, и созреем для другой жизни и, кто знает, возьмем и переедем в более комфортное место, с бесперебойным LTE, газом, который не надо возить, и, о Божечки, горячей ванной…

А пока самый подходящий формат — жить здесь, а работать/выдыхать по очереди в съемной квартире с нормальным интернетом, которую мы больше года арендуем в поселке городского типа рядом.
Подумайте, кстати, дорогие работающие на дому родители, возможно, это и для вас сейчас вариант.

Так и живем)
Отсюда, из дома, ездим в насыщенное многодетные семейные путешествия, в рабочие командировки, сюда, в эту тишину, стремимся, когда устали от шума мира.
Как вдох и выдох.
Дом – как сердце…

У нас можно много чего отнять, но нельзя отнять сердце, в котором живут воспоминания о мудром Байкале и о гордом Архызе, о красочном Средиземном море и о близком Черном, в котором звучит пение птиц по утрам и вечерам в наших окнах.

Это ли не роскошь?