Про смерти после домашних родов и про насилие

«Мне надо минимум пять закрытий, Зифа»- на пороге сказала она.

— Давай начнём с начала, а потом, когда все утрясётся и пройдёт 40 дней и ты станешь другим человеком, ты сама решишь, что ещё закрыть.

Эту закрытую историю я несколько недель не могу написать.

Как впихнуть в пост жажду жизни маленькой, а потом и взрослой женщины вопреки мужчинам?
Как передать боль от каждого острого кровоточащего кусочка мозаики, которую мы собирали?

В три года девочки редко помнят насилие от близких, от деда и отца, только мутные фрагменты, но это помнит их тело.

Телу потом говорят об отсутствии плевы на осмотре и все, зато женщина знает с детства что такое «выйти из тела» и порой не особо хочет туда возвращаться, иногда годами.

О доверии маме речь вообще не идёт. Когда на такое закрывают глаза…

Тело потом не верит мужчинам, аноргазмия — это правда последствия детских травм и изнасилований, а если не верит тело, то как поверит душа, и как найти счастье в браке, если мужу нужны только деньги семьи и он готов пойти на суды с матерью своих детей?

Вы знаете, как рожают такие женщины?
Я вам расскажу.

Героиня моего пеленания — сумасшедше красивая женщина, знаете, вот таких видишь на улице и думаешь — вау, Боже, одарил же таким лицом! И тем печальнее обнаруживать, что за тайны прячут эти большие глаза…

Она приехала в Мостовской, сняла номер с ванной, баня бы ей не подошла, я приехала из дома с утра и началось таинство.

Мы общались с травами, отжигали пуповину, я делала ей долгий массаж, купала в глине и поливала молоком, мы собирали ресурс по крупицам, она плакала и рассказывала мне сериал своей боли, потому что роды — это экзамен всей женской судьбы, и роды тринадцатилетней давности корнями уходили в неоднократное насилие 26-летней давности…

Она не стала забитым щенком, нет, она научилась держать удар (это про отца!!!) и выросла в решалу, стала сильной и самостоятельной.

Любви особо не было, было желание свалить, после свадьбы сразу понесла.

Всех послала и решила рожать дома, готовилась и родила здорового парня с акушеркой, порвалась и тут началось странное. Матка наотрез отказалась сокращаться. Никаких выделений, никакого патронажа (а вот это удивило уже меня) , и с гнойным эндометритом она загремела без сына в больницу.

Три недели при смерти, каждый день уговаривать кучу врачей оставить матку, чудом уцелеть ииии…. через 2,5 месяца зачать второго.

Чудо?
Да.
Как сон с Святым Василием, в честь которого и назвали второго сына.

Удивительно, что на отжигании впервые в моей практике приходил не Род, а пришёл русский святой. Потом стало понятно, почему…

После родов второго в роддоме, она снова, также точно, гнила маткой, потому что та не хотела сокращаться и через огромную боль на грани жизни и смерти чистила всю ту грязь обид и жестокости, что годами копилась в ней…

Поменялась ли картина от того, где и как женщина рожала? Нет! Ни в роддоме, ни дома ей не помогло никак сопровождение медиков. Матку не вырезали, и слава богу.

Позже она ушла от мужа-абьюзера, отсудила все то, что смогла и воспитывает парней сама, отношения с бывшим спокойные.

Мальчишкам 12 и 13, парни друг за друга и за маму горой, а она за них: родила себе нормальную семью в виде детей и счастлива с ними.

Фамилию она детям и себе дала новую, непричастную ни к семье, где такое творилось, ни к отцу детей.

Иногда привить новые ветки нового дерева на обрубленном дереве — это единственно возможный вариант.

Когда вы слышите про сложные роды, никогда — слышите? — никогда не смейте винить женщину в лени или плохой подготовке, вы не знаете, что за истории хранит ее тело…

Detishnik Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Facebook Comments

G+ Comments