Буду живой…

 



В дни зимнего равноденствия, когда начинаются самые темные ночи года и обновляется женская сила, самое время для обретения себя на закрытии родов.

Прекрасная мама давно собиралась ко мне и вот, наконец, приехала издалека в тихую баньку в предгорья Кавказа, где только выпал снег и все как будто принарядилось специально для неё.

Она ехала отпустить. Партнёрские роды, которые из-за приросшей плаценты и спазмов мышц тазового дна обернулись КС.

А ещё отпустить, как оказалось, совсем не святого мужа, который после многих лет жизни и года жизни с сыном взял и завёл отношения на стороне, и развёлся, по телефону. А она осталась жить со свекровью и сыном…

Мама ее сама развелась с отцом, тот страшно пил. Бабушка, родив троих, взяла их и ушла от горького пьяницы-деда, на 2 года пристроила старших девочек в детдом, выживая с мелким в комнатушке, устроилась в интернат для умственно отсталых детей и, начав зарабатывать, забрала всех. Мама нашей героини все ещё там работает, и все детство девочка провела, видя этих покинутых детей, голых, буйных, разных…

В их обычную школу приходил врач, изучавших этих детей, рассказывал о вреде алкоголя, никотина и наркотиков. И она выросла на книгах Звенящих кедров, которые им в школу приносил врач как альтернативу, куда идти, во что верить, так она и познакомилась с мужем, родители у которого живут на поместье…

Но с мужем поместья не задалось.
Да и роды тоже оказались совсем не такими, как хотелось бы.

Она отслеживала в беременность «маячки»: например, ее тошнило от оденовских фильмов про роды на подготовке у доулы, к которой не появилось доверия идти на телесную практику. Но тревожные сигналы, увы, остались слепыми зонами — так и не проработанными.

8 лет она была сосредоточена на муже, его успехах и развитии, не работая и не самореализуясь, они вместе слушали ведические лекции и изучали астрологию… Как потом сказал муж, «я видел в твоей карте, что может быть Кесарево, но решил тебя не пугать» — и когда его поставили в родах перед классическим выбором, или смерть одного или обоих, или операция, он за неё и себя решил, что пора на КС.

Она плакала и билась в истерике, пока ее готовили к операции. В операционной, где уже не было мужа, и где ассистентка анестезиолога материлась на все и вся, ее пробило на смех из-за неуместности некрасивого бытового мата в такой грандиозный момент ее жизни, в рождении ребёнка.

Точно также она смеялась и плакала вчера в бане на перепекании, укутанная в глину, травы и мёд, а родовой поток, у которого нет времени, и который честно помнит каждую, уносил нас в эту историю…

Которую мы решительно закрыли…

Она вышла из замков незнакомой женщиной. Изменилась пластичность, выражение глаз, ощущение ее в пространстве.

Идеальной стать не получилось, — сказала она.
Буду живой…

Detishnik Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Facebook Comments

G+ Comments