#закрытыеистории

Просьба впечатлительным, нежным и беременным не читая поставить 💜
Спасибо.

Напоминаю, что далеко не всегда закрытия случаются про роды, часто я работаю с переходами и закрываниями тяжелых и порой трагических событий жизни.

С моей дорогой А. это было уже третье пеленание за последний год. Я закрывала весьма непростые роды обоих сыновей-подростков и каждый раз поражалась, с какими результатами она возвращалась ко мне за следующей трансформацией. Помимо длительной работы с психотерапевтом и энергокоучем между нашими переходами, она постоянно работает самостоятельно над своими границами и новыми установками. Удивительные изменения в общении с сыновьями после закрытия их родов воодушевили ее на очень серьезный шаг.
Сколько сопротивления, метаний и слез она пережила с момента решения закрыть изнасилования до того, как я зашла в дверь….

Тот же гостиничный номер, но я беседую не с реализованной включенной мамой двух подростков, хотя она все время предпринимала попытки сбежать в привычное и стабильное, а с девочкой.
Девочкой от двух до 11, которую насиловал сначала дед, а потом его сын. Ее отец.
Сам, похоже, жертва в свое время, с такими же девиантными отношениями с собственной сестрой.

Она выросла, родила, развелась, сменила фамилию, но не смогла совсем порвать с семьей, хотя с каждым разом границы все тверже.
Однажды она узнала от сыновей, что и к ним дедушка грубо приставал в ванной, намыливая чуть ли не с ершиком им половые органы…

Кто станет судить нашу героиню, что она не общается с отцом и в ступоре каждый раз?

Лишь недавно она смогла поговорить со своей мамой и задать давно мучавшие вопросы — зачем ее в полтора года «сослали» к деду с лежачей бабушкой и разве это нормально, что маленькая девочка спит в одной постели со стариком? И почему мама «не заметила», что у малолетней дочери постоянно из анального отверстия шла кровь, и даже «не услышала» врача-гинеколога, удивившегося, что у 10-летней девочки напрочь отсутствует девственная плева? Почему никто не обращал внимания, что папа до чертиков напаивал маму и потом мог делать что угодно с дочкой? Почему побои головой об стенку и кровь из носа были в порядке вещей? Почему, в конце концов, нормой было шлепать ее по попе и давать подзатыльники по десять раз на дню и отцу, и старшему брату? А пожелать доброго утра — это сорвать одеяло и прижаться членом?

Для матери же это все — слепое пятно, и только рассказы уже взрослой дочери помогают ей связать определенные сексуальные предпочтения бывшего мужа и те годы как в тумане. Ответ, в принципе, один — зато он нас и всю семью обеспечивал…

Все это прекратилось, когда у А. стала формироваться женская фигура и этот мужчина уехал на другой край страны. Девочка привыкла улетать из тела и долгие годы жила, не помня большую часть своей жизни. Благодаря психотерапии и арт-терапии вытесненные воспоминания однажды проснулись, и с тех пор она жила в двух мирах.
В одном она все это придумала из-за недостатка внимания и в целом атмосферы насилия в семье, а это значит, что воспоминания ложные и она оболгала хороших родных. Ложные воспоминания подробно описываются в трудах такого психолога, как Элизабет Лофтус, можете почитать ее «Миф об утраченных воспоминаниях». Наша героиня весьма образованная и начитанная женщина, годами в терапии, конечно, она не отрицала и такого поворота. А девственность она вполне могла бы потерять на занятиях спортом, тогда как, например, запоры вызывали кровотечения и вообще, всем понятно, что доказательств теперь не сыщешь. С другой стороны, почему никто с этим ничего не делал?

В другом мире этот фильм ужасов — правда, с которой слишком больно жить, а воспоминания, подтвержденные наблюдениями матери и собственными выводами, обретают жуткую реалистичность.

Дело не в том, что она пытается обвинить и выехать жертвой, судиться и прочее. Дело в том, что есть сейчас, что лююить себя, не стыдиться, а тем более доверять мужчинам и выстраивать долгосрочные отношения она не может себе позволить с такой чёрной дырой в душе.

Мы встретились не для того, чтобы докопаться до истины, а чтобы, наконец, закрыть этот этап жизни и начать жизнь с новой страницы.

И А., попав в период жизни малышки, стал себя вести как малышка!
Она, будучи в теле большой и сильной женщины, с философским образованием, серьезными связями и большими деньгами, совершенно по-детски обижалась на доверенного человека (меня), а потом тут же открыто, взахлеб, говорила о любимом и интересном, и как лялечка в люлечке колыхалась на волнах ребозо, и совсем по-дечачьи игралась как с куклой с травяным мешочком, и плескалась в ванне с цветами, и чувственно мазалась глиной, и мы пели на два голоса и отпускали, отпускали ту боль. Без истерик и панических атак в этот раз, но со светлыми слезами…

И находили благодарность. Настоящую благодарность отцу, за жизнь, за такой характер, за такие способности. Без претензий, вне двойственного восприятия. Как повзрослевшая нашедшая в себе силы увидеть личный контакт своей души с душой такого вот очень важного персонажа своей жизни. Чтобы уже отпустить это и открыться доверительным и долгим отношениям с собой, и, возможно, однажды с любимым мужчиной….

Мы работали 11 часов.
Уезжая, я не узнала женщину, которая меня провожала — «Ты накрасилась, что ли? Когда успела?», а она не узнала в зеркале себя.

Смело, дорогая, в новую жизнь. Столько впереди приключений, малышка А, расти на радость себе и миру!