РОДЫ САХАРНЫХ ЖЕНЩИН

Автор любезно согласилась поделиться своим опытом после того, как увидела живой интерес у моих подписчиц к публикации ее закрытой истории.Напоминаю, что это только ее опыт и описание носит повествовательный характер и никак не является руководством к действию. Спасибо от души, моя дорогая Е., за эту возможность и вдохновение!

ДИАГНОЗ

Сахарным диабетом я болею с 1991 года, мне только-только исполнилось 4 года, когда его диагностировали. Мы жили в маленьком городке и хорошо, что всё обошлось тогда, хотя в коме я побывала. Воспоминания мамы о том периоде очень болезненные – вот в детском саду мне не дают больше пить воду и воспитали ловят меня, когда я пью воду в туалете из под крана, вот я лежу на ковре и не могу пошевелиться, остались и какие-то мои обрывки, но очень мало: вот бабушка навещает нас в больнице, а вот в реанимации я лежу и слушаю радио, включенное у медсестер…

В общем, с тех пор я постоянно ввожу инсулин. Сейчас мне 33 года, получается, 29 лет. До 2010 года я использовала для введения инсулина шприц-ручки, затем перешла на инсулиновую помпу.

ПЕРВАЯ БЕРЕМЕННОСТЬ И РОДЫ В РОДДОМЕ

В 28 лет ко мне пришла душа будущей дочки, и я стала готовиться к беременности. Сказать, что было страшно –  ничего не сказать. Когда я была подростком и регулярно лежала (по велению родителей) в отделении эндокринологии, врачи прямо говорили о важности предохранения от беременности, что родить очень сложно и возможно только через КС. Все это плотным грузом сидело в голове, но я стала искать варианты и изучать внимательно тему. Тогда я ещё очень доверяла классической аллопатической медицине, но уже тогда не стала бы принимать ни одного лекарства «просто так», не прочитав инструкции и не разобравшись для чего оно мне, кто бы мне его ни выписал.

Я изучила полностью и досконально процесс и особенности протекания беременности с диабетом 1 типа и за год до беременности  знала, что на ранних сроках беременности гормональный фон сильно меняется, что приводит к скачкам глюкозы в крови, нужно очень следить и корректировать инсулинотерапию, начиная с 6 недели (особенно пик этого — 9 неделя) плод захватывает очень много глюкозы из крови матери для построения органов и систем своего организма, из-за чего бывают сильные гипогликемии (падение уровня сахара в крови) и нужно снижать дозы инсулина, а вот с 15 недели, когда плацента начинает работать в полную силу, вырабатывая прогестерон и другие гормоны, дозы растут.

Эти гормоны являются антагонистами инсулина (контринсулярными гормонами), иначе говоря, они замедляют всасывание инсулина. По этой причине дозы инсулина вплоть до 34 недели растут, не резко, а достаточно плавно, волнами, но растут очень значительно. После 34-36 недель сахара могут снова начать падать или стоять на месте, ведь организм готовится к родам и гормонов для удержания беременности вырабатывается все меньше.

Также уже тогда я знала, что плацента пропускает мамину глюкозу в полном объеме, а вот искусственно введенный инсулин через плацентарный барьер не проходит. Соответственно, на всю мамину глюкозу (включая высокие показатели сахара), поджелудочная железа малыша с 13 недели (как закончит свое формирование), будет выделять свой инсулин. Это и есть самый опасный момент. Любой высокий сахар в крови у мамы заставляет избыточно работать поджелудочную железу малыша. Для нее это огромная нагрузка.

Если это происходит в течение беременности часто, то малыш родится с большим весом, отеками и другими неприятными последствиями от переизбытка инсулина. Это называется диабетическая фетопатия новорожденных, осложнение, которого боятся врачи. И правильно боятся –  это слабые и больные детки с ослабленными лёгкими и другими неприятностями.

Именно поэтому я сразу поняла, что мой уровень глюкозы в крови должен соответствовать уровню здоровой женщины и даже после еды (через час) не превышать 8.0 ммоль в плазме крови.

Я проверила своё здоровье, серьезных осложнений диабета, несмотря на стаж и не очень внимательное отношение к себе в юности у меня не было. И я  начала тренироваться заранее и досконально знала все свои особенности, реакцию на еду, как лучше компенсировать белки и т.д.

Скажу только, что минимум полгода до беременности я взвешивала на весах все, что я ем и знала количество углеводов в каждой порции, считала углеводы в приготовленных блюдах и т.д.

Я так набила руку, что уже без весов точно угадывала, например, вес яблока и сколько там углеводов или могла достаточно точно, просто по содержанию продуктов, посчитать углеводы в блюдах в ресторане. Весы у меня были маленькие, портативные, и я везде таскала их с собой.

Дальше в первую беременность, будучи еще очень «правильной девочкой», я решила найти эндокринолога, который бы мне помогал. В нашей республике такой оказался один. Точнее одна, профессор и все дела. Приехала я к ней на консультацию уже на 6 неделе беременности и знающей очень хорошо свой организм, умеющей компенсировать любую еду. То, что я от нее услышала, было настолько дико, непрофессионально и во многих местах так сильно расходилось с реальностью, что, покивав головой, я убежала оттуда поскорее, прихватив волшебную бумажку, в которой было написано «беременность не противопоказана»,  такое вот заключение.

Господа, бумажка эта очень помогала мне в дальнейшем со всеми врачами!.. Помню до сих пор ее слова «если я вам помогаю в беременность, то я – генерал, вы делаете все, что я скажу и без самодеятельности». Генералы мне и моему малышу были не нужны явно. Я решила все делать сама. Однако на учет в ЖК я встала после 12 недель.

По протоколу я должна была госпитализироваться в стационар трижды за беременность. Но я не была ни разу. Мне говорили, я отвечала, что показаний нет и от меня отставали. Это была правда. Показаний не было. Мне назначали лекарства «для кровотока плаценты»  горстями, которые я не пила, что-то там ещё, что я не делала. Тогда я еще свято верила в «доказательную медицину», но даже она говорила, что все эти лекарства – с недоказанной эффективностью и что кровоток в плаценте невозможно поддержать никакими лекарствами, а вот долгими прогулками на свежем воздухе – вполне.

Поэтому я гуляла ежедневно, по 3 километра минимум, плавала в бассейне, чистила снег и каталась на лыжах. Вела очень и очень активный образ жизни. Спорт особенно мне помогал в те моменты, когда дозы инсулина росли во втором и третьем триместрах, а я не успевала подстроиться. Дома у нас стоял велотренажер. Если я понимала,что после еды сахар неумолимо растёт, я делала подколку и прыгала на тренажёр. Это позволяло удержать его в границах нормы.

Полная сил я подошла к 9 месяцу.

На 9-м месяце беременности первой дочкой я чувствовала себя просто прекрасно!. Огромный прилив сил, прекрасное время, прекрасное время с мужем вдвоем. И мы провели этот месяц в любви! И поехали рожать в другой город  в клинический госпиталь “Мать и дитя” всеизвестный в России, платный. Потому что те варианты, которые мне предлагала наша система здравоохранения, меня пугали. С моим диагнозом жестко все. Я (якобы) не имею право выбирать роддом. По крайней мере врачи сделают все, чтобы ты не попал в обычный роддом. У нас есть роддома, которые специализируются, как они говорят, на таких тяжелых случаях. И мне в нашем городе вообще.. вообще было тяжело остаться. Меня отправляли в Казань. Меня отправляли в столицу Республики.

Все, что я слышала про роддом, в который меня отправляли, меня повергало просто в ужас полнейший. Ну и,как говорится, мне бы там “помогли”. Там работают высококлассные специалисты, которые помогают.

Я чувствовала себя прекрасно, я была абсолютно здорова, беременность протекала легко. И я понимала прекрасно, что могу родить сама. Я должна родить сама, и что помогать мне в этом прекрасном деле не нужно.

Поэтому мы выбрали на тот момент из всех возможных в моей голове вариантов вот этот — поехали рожать платно. Но, к сожалению, тогда еще я была такая девочка хорошая, и к  родам готовилась я все таки плохо. Я очень хорошо готовилась беременности и очень плохо – к родам. Поэтому контакта с врачом у меня не получилось.

Накануне  с вечера отходили воды. Я проводила время с мужем, схватки у меня то затихали, то возобновлялись. Такой достаточно, видимо, долгий прелиминар был, в общем-то логично для первых родов. Но в какой-то момент я увидела кровянистые выделения, испугалась, отправилась в роддом.

С врачом у меня не было контакта, и внутри все кричало:”Не надо, это не твой человек!” Но тогда я еще себя слушать умела не всегда… В итоге — окситоцин, эпидуральная анестезия, проблема с отделением последа, ручная чистка — ручное обследование матки (Господи, фу!).

Ну и вот эта вся “прелесть”, которая на меня произвела неизгладимое впечатление. Просто меня размазало после этих родов так, я помню, что первые три месяца я даже ни о чем другом просто думать не могла, кроме того, что произошло. И, конечно я стала изучать вопрос, я прекрасно поняла, что так в природе вообще быть не должно. Вообще все, что происходило — так быть не должно. У меня все нутро об этом кричало и сообщало, что так быть не должно. И я стала изучать этот вопрос. Потому что уже тогда,  на родовом кресле, я поняла, что к нам придет второй малыш. Я прям эту душу четко, хорошо, отчетливо почувствовала, что он будет.

ВТОРАЯ БЕРЕМЕННОСТЬ И ДОМАШНИЕ РОДЫ

И я стала изучать вопросы, стала изучать какие-то моменты, связанные с естественным материнством. Потому что параллельно появилась малышка, которая требовала внимания. И так, через естественное материнство, я начала читать истории женщин, которые рожали дома.

Конечно, в начале, у меня, как у человека, который был тесно связан с медициной, на тот момент вызвало: “О! Ну что это такое?!” Какое-то небольшое отторжение. Но, чем больше я читала, тем больше я понимала: “Ай! Я хочу также! Вот! Вот! Это же должно было произойти вот так вот!” .

И в какой то момент я поняла, что я им завидую. Я себя поймала на том, что я им ужасно завидую, и что я очень многое бы отдала, чтобы испытать все эти чувства, которые испытывали в родах они.

Собственно, когда к нам пришла вторая малышка, спустя 3 с лишним получается года, после рождения первой дочки, я в самом начале уже абсолютно точно понимала, что хочу рожать дома. Но я так же хорошо понимала, что, для того, чтобы мне родить дома, у меня не должно быть никаких сопутствующих отклонений. Я должна быть абсолютно здоровой женщиной, ну за исключением диабета, который есть. И для себя я четко решила, что если (я прям просила Бога) это не наш вариант, то дай знать, пожалуйста.

Я точно понимала, что если какое -то отклонение куда-то, то я, наверное, выберу роддом, но уже со своими какими-то представлениями. И тем не менее, где-то глубоко внутри я очень хорошо знала, что рожать я буду дома.  Где-то внутри я прекрасно это понимала, и уверенность эта во мне была. Позже она появилась и в моем муже. И в итоге вторую беременность мы провели также. Я делала все примерно тоже самое, за тем лишь исключением, что теперь я гораздо лучше владела своим телом. Я гораздо позже встала на учет в ЖК, уже в конце второго триместра, просто потому, что мне нужны были декретные выплаты.

И, конечно, я не делала никаких обследований, и никто не лазил ни разу в мою прекрасную вагину за всю беременность, и, кстати, в родах тоже.

Боже! Как прекрасно, когда тебе никто никуда не лазит! И, собственно, вторую дочку я смогла родить дома, без единого вмешательства, без единого воздействия извне.

Более того, у меня была акушерка домашняя, у нас был дома допплер фетальный домашний, и он нам не пригодился. То есть мы все прекрасно понимали, что все идет хорошо. Я уже была в потугах, когда приехала акушерка. И у нее даже вопросов не было. Она мне только говорила, что Женя — ты классная, ты здорово справляешься. Она назвала мои роды очень красивыми. Вот как-то так вторые роды в итоге случились, и они были очень радостными, отличались от первых. Они были целительными, действительно. И так интересно я их проживала, и так много открытий случилось со мной. А самое главное, что дочка моя, которая привела меня вот на такой путь, очень много осознаний во мне проявила. Я совсем по-другому стала относиться к своему здоровью.

Я уже в первую беременность делала интуитивно все правильно. Относительно правильно питалась, пила много воды, но все равно не достаточно. В эту беременность все мое отношение к здоровью, к пониманию того, как это работает, очень сильно изменилось. И, более того, сейчас я стала более подробно изучать вопросы, связанные с диабетом. И я могу сказать, что  есть детки, которым удается снять диагноз “сахарный диабет 1 типа”. Я понимаю, что я сейчас говорю такие вещи… Если бы кто-то тогда сказал мне такое, я бы засмеялась, расплакалась…

Но такое есть! И я этих людей вживую не видела, но я с этими людьми знакома. Все возможно!

ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ

Но здесь нужно понимать, что, однозначно, домашние роды не рекомендуются отчаянным, так сказать, женщинам. Потому что я понимаю очень хорошо врачей, прекрасно понимаю врачей, которые боятся, которые трясутся, особенно когда видят диагноз, которые стараются перестраховаться, положить в больницу, назначить лишние лекарства. Я могу объяснить, почему это происходит.  Очень часто диабет выявляют во время беременности. В связи с неправильным питанием, в связи с предрасположенностью, психосоматикой и прочими вещами. Он проявляется в беременность и женщина не относится к этому серьезно. И очень зря. И это приводит к таким печальным последствиям. К осложнениям достаточно серьезным, когда вопрос может стоять о жизни и мамы, и малыша. Что это все заставляет врачей перестраховываться.

Более того, я видела очень много женщин, которые болеют диабетом давно. Ну не меньше, чем я, например. Но почему то очень халатно относятся вот к этой дисциплине в том, что касается питания и контроля глюкозы и четкой реакции на смену потребностей в инсулине. Да-да, беременность с диабетом подразумевает дисциплину, подразумевает контроль, подразумевает, что ты измеряешь глюкозу крови каждый час, если ты это делаешь глюкометром. Ну или ты ставишь какой-то дополнительный аппарат, который мониторит тебе глюкозу постоянно. Но его тоже нужно проверять и измерять глюкозу каждый час. А в моменты, когда все меняется, бывает, что и чаще даже. Это  первое.

Второе — это, что я ни в коем случае не рекомендую домашние роды с диабетом людям, у которых есть проблемы психологического характера, которые не готовы психологически к этому. Потому что, чтобы к этому подойти, мне нужно было много пройти. Повстречать многих учителей в моей жизни, в том числе поработать с какими-то вещами с психологом. Ну, в общем, пройти большой путь, чтобы голова моя стала поздоровее. Вот чего я не рекомендую делать, так это людям с не очень здоровой головой вообще в целом идти в домашние роды, но особенно делать это при таких серьезных дополнительных рисках.

И об особенностях течения родов при диабете.

Во время родов тоже нужно очень жестко следить за уровнем глюкозы в крови, потому что, если у мамы во время родов повышается уровень глюкозы, соответственно поджелудочная железа малыша, а мы помним, что плацента пропускает мамину глюкозу, но не пропускает мамин инсулин, выделяет инсулин, чтобы погасить мамину глюкозу. Если это происходит в родах, если у малыша этот процесс идет и его поджелудочная железа выделяет инсулин, малыш в этом случае рождается с низким сахаром в крови,с гипогликемией. Такого малыша нужно отпаивать глюкозой после рождения. Поэтому в больницах к таким малышам особое внимание. Им тут же в течение 10 минут, по-моему, померили глюкозу крови. И если малыша будут отпаивать глюкозой, получится, что он примет кроме молозива вот это, совершенно не нужное в свой организм. Поэтому в родах за сахаром следить очень важно внимательно.

И, конечно, когда ты на определенных этапах процесса, самой это сделать нереально. Самой быть настолько включенной, настолько в контроле, ну это просто не соответствует физиологическому процессу. У  меня этим занимался муж, что в первых родах, что во вторых. Он мне очень помогал. Он контролировал полностью мою глюкозу. Он знал как и что делать. Что делать, если она повышается, что делать, если она понижается.

Муж там так хорошо справлялся, что только один раз меня выдернул из процесса вот прямо перед потугами. И я очень разозлилась, рявкнула на него, сама померила уровень глюкозы — только один раз!

В первых родах он вообще идеально справлялся. Во вторых он как-то подрасслабился немножко. И второй малышке мы даже не стали мерить сахар крови, потому что мы и так знали, что все нормально. Более того, я хочу сказать, что ни один врач в медицинском учреждении не будет с вами стоять в течение всех родов и заниматься вот этим. Поэтому роды в медицинском учреждении всегда сопровождаются этим вмешательством глюкозы, просто потому что невозможно удержать этот процесс, если ты рожаешь естественным путем.

Поэтому очень важно иметь такого человека, рядом с собой в родах с сахарным диабетом, который будет отслеживать эти моменты. И эти моменты нужно с мамы снять, иначе ей придется очень сильно включать голову, а это будет невозможно. Например, в потугах, которые длятся достаточное количество времени, чтобы сахар успел измениться.

Ну и очень важный момент:

  1. Есть люди фанатично настроенные на домашние род, есть люди, которые не оценивают степень рисков, и не в полной мере берут на себя ответственность за все происходящее. Идти в домашние роды с сахарным диабетом нужно только, если ты полностью готов взять на себя ответственность за любую волю  Всевышнего
  2. Если ты действительно очень хочешь.
  3. С очень здоровой головой, устойчивым психически, и готовым принимать любую волю Бога.
  4. Состояние здоровья должно быть идеальным. Оно должно быть очень хорошим. Женщина должна чувствовать себя в силе. У нее не должно быть в идеале, сопутствующих патологий. Всяких там — белка в моче, давления — ничего подобного, что сопровождало бы беременность.Я знала, что я здорова и полна сил. Я это чувствовала. Я знала, что  мой организм справится. Вот без этой внутренней уверенности нечего делать с диабетом в домашних родах. Я бы точно отговаривала женщину, потому что риск есть и риск достаточно большой. Поэтому, если женщина в ладу со своим телом, если она лучше любого врача контролирует эти моменты, если она профессионально обращается с инсулиновым шприцом или инсулиновой помпой. Если она знает все свои коэффициенты, сколько ей нужно подколоть на разные виды пищи — на белковую пищу, на углеводную пищу, на быстро углеводную пищу. Как это все действует и работает она должна знать лучше любого на свете.

    Мама должна быть в контакте со своим организмом. Если этого нет, то ей нечего делать в домашних родах.

Detishnik Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Facebook Comments

G+ Comments