Пустите меня обратно, дети

Отоприте уже эту ненавистную калитку.

Каждый вечер одно и то же, из года в год, сколько себя знаю…

Я издалека ещё предупреждала, что иду, требовала открыть, звала вас, просила впустить, и вот сейчас умоляю, стоя вплотную к двери и не слыша в этом звенящей птицами вечере вожделенных шагов по ту сторону.

Как же невыносимо хочется домой.

Тяжко набухла безобразно раздувшаяся грудь, капает, я уже реву…

От боли. От любви. От желания встречи, которая принесёт облегчение…

Тоска, усталость, тяжесть, огромная ответственность — надо срочно вас накормить. А вы не открываете…

А какой сегодня был день, я столько хочу вам передать в своём молоке!

…Зелёная светящаяся жизнью трава, мягкая, как облака. Я знаю, какие бывают облака, не раз ходила в них в полях, слизывая с себя капли неба…

Трава сейчас самая нежная…Вкусная, как то, что едят там, на облаках.

А воздух можно пить жадными глотками, в нем разлит мёд и благоухание цветущих яблонь и груш, слив и вишен. Можно с наслаждением тереться спиной об их стволы и тогда как будто ангелы осыпают тебя с небес дождем белоснежных душистых цветов…

Все это помнит мое молоко, моя любовь, мое послание…

Возможно, сегодня я снова буду ночевать на улице, рядом с такими же как я, спать на простывающей земле под звёздами, охлаждая росистой травой усталые соски. Во сне все забывается и уже не так тоскливо хочется домой…

Наше племя большое, мы мамы двуногих детей, живущих за калитками.

Мы живем на воле, но наш долг зовёт нас каждый раз домой, где нас ждут эти неразумные дети, играющие в игры.

Дети считают, что мы принадлежим им. Мы знаем, что в этом мире невозможно принадлежать против воли, нельзя дарить любовь, не любя…

И каждый вечер колокольный перезвон наполняет эти лесистые горные места, где только мы одни знаем тайные узкие тропы.

Кто-то позвякивает огромными колокольчиками на груди, кто-то как я, умеет громко говорить…

И вот я прошла длинный путь, наступая в грязь и утоляя жажду из весенних ручьев и, когда я так близко, я снова в этом тупике, меня не слышат, мне не отпирают…

Я стояла, тупо уставившись в эту калитку и с досадой надсадно мычала..

И в это мгновение вдруг почувствовала на себе тёплый взгляд и, повернув голову, увидела в руках у одного из двуногих детей их любимую игрушку — чёрное зеркало и услышала голос: «Очень домой хочется»…